Будучи курсантом привлекался в т. ч. для вооруженного сопровождения начфина училища в банк, куда о

Так вот, энто самое детище Ульяновского автозавода встало на капремонт ввиду произвольного отделения картера от двигателя во время движения. Накануне получения денег в банке. Начфин с утра дня Х бежит к дежурному и требует предоставть ему помимо двух оболтусов с АКСами еще и транспорт. На что дежурный резонно замечает, что вся техника "в поле", то бишь в летних лагерях, в наличии только дежурка, закрепленная за ним лично, которую он отдать не имеет права и т. п. С полчаса они орали друг на друга, потом выпили по полграфина воды и почти успокоились. Тут дежурный говорит: - А возьми что-ли вон ту колымагу. "Колымагой" был старый БТР-152, используемый в учебных целях для отработки десантирования "с брони" и обратных процедур на ходу. Поскольку его использование носило спорадический характер, его техническое состояние было еще то. Так вот, на этот утюг посадили срочника-водилу с начфиновского УАЗа и мы поехали.

Кто не знает: у БТР-152 отсутствовали гидроусилители руля, равно как и многое другое, созданное для удобства вождения. К тому же тормозная жидкость у тего протекла и тормоза "проседали". Водила потел и тужился, тем паче он впервые попал с УАЗа на надцатитонный трехосный паровоз. Пару раз мы глохли, постоянно проскакивали за светофор - тормоза не держали эту дуру. Особенно мне запомнилось то, как мы выскочили на переезд перед товарняком, потому что тормоза не схватили, и там заглохли. С товарняком мы все ж кое-как разминулись - водила раскочегарил агрегат с помощью стартера и какой-то-там матери.

В-общем, с некоторыми приключениями, мы прибыли к банку. Площадь перед ним была заполнена машинами (день получения денег). И тут появились мы. Повторю: тормоза не держали, машина останавливалась лишь исчерпав инерцию движения. Сначала, с первого захода, мы размяли место перед фасадом банка просто смяв и отшвырнув кованным бампером пару легковушек. Но они были слишком малы и мы промахнулись мимо центрального входа. Тогда водила подал назад. При этом он выглянул в окно (зеркала не было) и непроивольно повернул руль. Бэтр вышел на циркуляцию задним ходом и протаранил автобус; тот накренился но не упал. Еще пару раз подав взад-вперед, наш дредноут остановился таки напротив входа в банк. К этому времени все кто мог с площади уже свалили.

Повисла тишина. Лязгнув, отвалилась бронедверца и начфин вылез из чрева бэтра держа под мышкой портфель с документами. Под его подошвами хрустнуло битое стекло устилавшее асфальт. Нас уже ждали: вокруг толпилось с десяток водил в монтировками и обломками кирпичей. И только появление из-за брони двух курсантов с автоматами и звук взводимых затворов предупредил расправу над ним и водителем.

Самое главное - когда все закончилось и мы уже возвращались, начфин сказал водиле: "Это ничего, это ладно. Еще пару раз съездишь и того, привыкнешь."